«Кумиры всех поколений»

Между тем в 1979 году судьба преподнесла Фатюшину росяный подарок в лице режиссера Владимира Меньшова, который пригласил актера на одну из главных ролей - хоккеиста Гуна - в фильме «Москва слезам не верит».

А. Фатюшин вспоминает: «Меньшов приглашал артистов парами, и наш с Ирой Муравьевой дуэт как-то сразу утвердили В сценарии изначально фигурировал знаменитый хоккеист Жаль, что многое не вошло потом в окончательный вариант картины. Например, сцена во Дворце спорта «Лужники»: советская сборная играла матч со шведами, а мой Гурин стал героем этой встречи. Но мне куда больше жаль последней вырезанной сцены. Если помните, фильм заканчивается так: все собрались на даче, Гурин завязал, перешел на тренерскую работу… Девки сидят на завалинке, поют. И тут должен был появиться Гурин: галстук набок, рубашка выворочена, с ним какой-то ханыга Я препирался с Муравьевой из-за трояка, а ханыга кричал на нее: «Ты как с ним разговариваешь? Это Гурин, я на его матчах вырос как личность!» Но тогдашнее Госкино по поводу этой сцены сказало: нет, завязал - значит, завязал. Игрок сборной, пусть и бывший, не может так опуститься. Какого-то конкретного прототипа у моего героя не было, это собирательный образ. Сколько было спортсменов, которые после окончания спортивной карьеры оказывались у разбитого корыта, без работы…

Большинству хоккеистов фильм очень понравился. Игроки сборной ко мне подходили, говорили: «Сань, попал в точку». Я же со многими ребятами дружил, особенно из знаменитой ларионовской пятерки. Дома у них бывал, и они у меня гостили. Когда я был на гастролях в Штатах, ездил к Славе Фетисову в Нью-Джерси…»

Фильм «Москва слезам не верит» стал фаворитом сезона - 2-е место в прокате 80-го года, 84,4 млн. зрителей - и даже взял «Оскара-80» в номинации «Лучший зарубежный фильм».

429

страницы книги