«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Собственно, именно эта роль и подтолкнула большинство режиссеров к тому, чтобы видеть Герасимова только в ролях «крутых» парней. В те годы актер был пограничником («Государственная граница», 1978), партизаном Великой Отечественной («Время выбрало нас», 1980), активным комсомольцем («Рожденные бурей», 1981), офицером («Приказ: огонь не открывать!», 1981) и т. д.

Стоит отметить, что в большинстве перечисленных фильмов Герасимов исполнял опасные трюки сам, отказываясь от услуг дублеров. Большую помощь при этом ему оказывала прекрасная физическая подготовка. В свое время он сумел получить спортивные разряды сразу по нескольким видам спорта: самбо, легкой атлетике, волейболу, плаванию, гимнастике и даже фехтованию. Иногда эта чрезмерная активность на съемочной плошадке выходила Герасимову боком. Актер вспоминает: «Во время съёмок фильма «Время выбрало нас» приехали мы в десантную часть. Показывают нам аппарат для тренировки приземления при прыжках с парашютом. Интересный такой тренажерчик: с высоченной вышки, по тросам на роликах, держась за специальную планку, ты катишься со скоростью спуска. В нужной точке отпускаешь планку, как бы спрыгивая на землю. Мне страшно захотелось попробовать. Говорю ребятам из съемочной группы: «Я возьмусь за планку, а вы меня канатами затащите на вышку». За планку я ухватился легкомысленно - кончиками пальцев. Ребята же взялись за дело с энтузиазмом. Так что когда я глянул вниз, прыгать было уже поздно - высота метров десять. Пальцы к этому времени у меня онемели. Кричу: «Отпустите!» А те думают, что я шучу, и затаскивают все выше и выше. До вышки метр-полтора. Под вышкой асфальт. Высота - с пятиэтажный дом. Я в полуобморочном состоянии - держусь за планку из последних сил… Наконец они меня отпустили. Не помню, как помчался по тросам вниз, в какой точке отцепился. Все вроде сделал правильно. Подбежали ко мне мои мучители, а я не могу встать. Оттащили они меня в медсанбат. Там у меня определили какой-то сложный перелом лодыжки, и всю ногу - в гипс. Лежу, думаю: «Какая глупость…» В это время приходит режиссер Михаил Пташук и, потирая довольно руки, эдак радостно говорит: «Здорово, Женя, получилось. Мы теперь сцены в тюрьме будем натурально снимать. У тебя же по сценарию нога должна быть в гипсе».

485