«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Стать актером Станислав мечтал с детства. Еще когда они братом жили в интернате, Стас играл в театральной студии «Орленок» при этом заведении (первая роль - синьор Помидор в «Чиполлино») и подавал большие надежды. Завуч интерната Александра Степановна Шевцова предрекала ему прекрасное будущее на сценическом поприще и поддерживала все его творческие начинания. Однако путь в артисты у Садальского был тернист и сложен.

В 16 лет Станислав сбежал от отца, который и слышать не хотел ни о каком театре и настаивал на том, чтобы сын поступил в военное училище. Приехав в Москву, Садальский подал документы в театральное училище имени Щукина, однако провалился на первом же туре - у него был неправильный прикус. Оставаться в столице не имело смысла, и Садальский, по совету друзей, отправился в Ярославль, чтобы попытать счастья в местном театральном училище. Как это ни удивительно, но тамошние педагоги отнеслись к прикусу Садальского снисходительно и готовы были принять его в свое заведение. Но при этом предупредили, что брони от армии их вуз не дает. Это обстоятельство удержало Садальского от поступления в Ярославское училище, и он принял решение через год вновь попытаться поступить в «Щуку» (там студентам давали бронь).

Из Ярославля Садальский тогда не уехал, решив именно там переждать время до будущих экзаменов. Чтобы не прослыть тунеядцем и заработать себе на жизнь, он поступил на местный моторный завод учеником токаря, а жить устроился под боком у одинокой поварихи из ресторана. Не забывал он и о творчестве: стал играть в кружке драматического искусства Дворца культуры моторостроителей.

Как вспоминают очевидцы, Садальский уже тогда носил среди товарищей звание первого комика. Даже заводское начальство, которое с другими рабочими держало себя строго, в общении с Садальским добрело. И тот порой этим пользовался. Однажды он зашел в кабинет начальника цеха и по-свойски попросил у него десять рублей до получки. Собравшиеся за дверями коллеги Садальского, зная крутой нрав своего начальника, с волнением ожидали «выноса тела» товарища, однако произошло неожиданное. Начальник цеха лично распорядился выдать юному ученику токаря из кассы взаимопомощи 15 рублей.

493