«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Н. Андрейченко вспоминает: «В фильме «Петр Великий» я должна была играть первую жену Петра Евдокию Лопухину, но сниматься абсолютно не хотела, сильно переживала и безумно плакала. А потом актриса Наташа Архангельская сказала: «Ты что, дура, что ли? Елки-моталки, первое в истории американское кино снимается на территории России с такой темой, и ты играешь царицу, жену Петра Великого, вместе с таким артистом!»

Шелл играл самого Петра, его имя мне говорило немногим больше, чем рядовому зрителю, - как режиссер он тут совсем неизвестен, как актер - едва-едва… (Шелл начал сниматься с 1955 года и советскому зрителю был знаком по фильмам: «Нюрнбергский процесс» (1961, премия «Оскар»), «Симон Боливар» (1969) и др. - Ф. Р.). Но когда мне его впервые показали на площадке, я уважительно так подумала: да, этот может, это вполне русский царь… И мне ужасно захотелось с ним заговорить, а словарный запас минимальный, мы первые месяцы объяснялись по разговорнику. Но на первую фразу у меня слов хватило. Подхожу и мрачно так говорю: «Я на вас очень сердита». Он потрясенно: «Ва-ай?» А я: «Зачем вы сослали меня в монастырь?!» Так выглядел наш первый диалог…»

В те годы отношения между СССР и США переживали не самые лучшие времена, поэтому связь советской актрисы с американцем выглядела чуть ли не предательством. Тем более официально Андрейченко была замужем. Однако в силу своего характера (она была женщиной сильной и всегда брала то, что ей нравится) Андрейченко отступать не собиралась. Но страхов и Унижений им пришлось натерпеться изрядно. К примеру, в Москве за ними везде следили чекисты: на улице, в гостинице. Один Раз Андрейченко выгнали из гостиницы, поскольку гостей разрешалось пускать только до одиннадцати. В конце концов ситуация сложилась таким образом, что влюбленным пришлось решать, как жить дальше. И Шелл сделал Андрейченко предложение руки и сердца. Позднее сам он так объяснил этот шаг: «Я никогда не женился. Это меня женили. Дело заключалось в тогдашней политической ситуации. Наталья не могла покинуть страну, не выйдя за меня замуж. Наши отношения не были «исчерпанными», и это было убедительным основанием для женитьбы. И вызовом самому себе».

505