«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

А вот как вспоминает об этом же Наталья Андрейченко: «Первым пунктом в нашем «брачном контракте» был предусмотрен развод через две недели, чтобы Макс чувствовал себя свободно. Второй пункт, что я буду жить в России, третий, что дочь - а мы хотели только дочку - непременно наравне с русским паспортом будет иметь швейцарский…» (В 1988 году у них действительно родилась дочь Настя. - Ф. Р.)

Отмечу, что брак Андрейченко с Шеллом был заключен накануне прихода к власти в СССР М. Горбачева. Именно это обстоятельство сыграло свою роль в дальнейших отношениях официальных властей к актрисе - ее никто не притеснял. В результате она около трех лет жила в Москве, получила возможность продолжать свою творческую карьеру как в театре (со спектаклем Анатолия Васильева «Серсо» она объездила полмира), так и в кинематографе. В период с 1985 по 1988 год Наталья снялась в главных ролях в трех картинах: у Александра Белинского в «Марице» (1986), у Эрнеста Ясана в «Прости» (1987; 4-е место в прокате, 37,6 млн. зрителей) и у Романа Балаяна в «Леди Макбет Мценского уезда» (1989).

Н. Андрейченко вспоминает: «Мне не нравится, как я сыграла Измайлову в «Леди Макбет», это только моя вина, и дело здесь в том, что я не представляла себе целый фильм с самого начала. Мне Янковский и другие говорили: слушайся во всем Балаяна, он всегда прав. Очень может быть, но я так играть не могу, мне надо представлять картину и мое место в ней…

Фильм я заканчивала, по-русски говоря, уже с пузом, о чем никто, кроме режиссера Балаяна, не знал. Почти на девятом месяце я вовсю отплясывала на плоту, прежде чем броситься со своей соперницей в воду. Танец длился очень долго… Но Балаян однажды проговорился оператору Паше Лебешеву, который буквально завопил: «Что ж ты мне, так-перетак, не сказал, я бы на нее другие фильтры поставил, никто бы не просек. Всегда мне везет - то Соловей в «Рабе любви» беременной снималась, то Андрейченко…»

506