«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Евгений Сидихин

Е. Сидихин родился в 1964 году в Ленинграде. Детство и юность провел в старом ленинградском районе Купчино в среде гопников (было такое течение тогдашней неформальной молодежи). Не зная, чем себя занять, они пили портвейн, слонялись без дела по питерским улицам, дрались с представителями других кланов из соседних кварталов. Многих такая жизнь до добра не доводила, и кое-кто из друзей Евгения угодил за решетку. Сидихина подобная участь миновала. Большую роль в этом сыграл спорт: Сидихин записался в борцовскую секцию и стал пятикратным чемпионом Питера. В старших классах вместе со спортом в его жизнь вошло еще одно серьезное увлечение - театр. В 1982 году Сидихин поступает на актерский факультет Ленинградского государственного института театра, музыки и кино (курс Игоря Владимирова). Но учится в нем недолго: уже через год Евгения призывают в армию. В ряды Вооруженных Сил призвали почти половину сидихинского курса, и Владимировым это было встречено крайне негативно - студенты тогда должны были играть в труппе возглавляемого им Театра имени Ленсовета. В надежде уговорить руководство военкомата дать ребятам отсрочку Владимиров несколько раз был на приеме у его начальника. И вроде бы уговорил. Однако затем в дело вмешались непредвиденные обстоятельства - в военкомат нагрянула госпроверка и распорядилась немедленно призвать в ряды Вооруженных Сил всех «блатных». Студенты ЛГИТМиКа были распределены в различные рода войск и разные места огромного Союза, и только один из них попал в «горячую точку» - Афганистан. Этим человеком оказался Евгений Сидихин.

Прежде чем попасть в Афган, Сидихин несколько месяцев провел в Туркестанском военном округе. Воспоминания о том времени у него сохранились не самые приятные. Вот его собственные слова на этот счет: «Это была жуть! Там вешались ребята, сходили с ума. Я даже не представлял, что такое возможно, тем более после театрального института, где меня учили красиво стоить у белого рояля и я уверовал, что отношения у людей могут быть только такими же красивыми. После этого Афган мне показался более достойным местом…»

671