«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

После драматичного финала Павел был расстроен, однако своему правилу - не убегать от репортеров - не изменил. На вопрос корреспондента «Комсомольской правды», кем он себя больше ощущает - русским или канадцем, Буре ответил: «Естественно, я хоть завтра могу получить канадский паспорт, но кто меня поймет? Я не хочу быть предателем. Я всегда буду играть за Россию…»

Павел Буре живет в Ванкувере в роскошном трехэтажном доме с четырьмя спальнями, бассейном, садом и прочими удобствами. Домработницы у него нет, так же как и жены. Все работы по дому делает его мать, которая часто приезжает к сыну (у Татьяны Львовны свой дом).

Валерий Буре живет в Монреале в доме, который ему и его жене Кендис предоставил клуб «Монреаль канадиенс». Собственный дом у них в Лос-Анджелесе, где они проводят конец весны и все лето. Самая большая мечта Валерия - играть в одной команде со старшим братом.

Владимир Буре живет в Ванкувере вместе с молодой женой Юлей и трехлетней дочерью. В интервью «Московскому комсомольцу» он рассказал о своих взаимоотношениях с сыновьями: «Они, особенно Пашка, зарабатывают (кровью и потом, болью и насилованием себя) огромные, тем более по меркам «простого советского человека», деньги. У них уже другой менталитет… Я для них если еще и авторитет, то только в некоторых, сугубо специфических делах. Для Пашки в первую очередь. Но личная его жизнь для меня - за семью печатями. Нет, конечно же, я в курсе всего, что у него происходит, мы советуемся, обсуждаем какие-то проблемы. Однако внутрь себя он меня уже не допускает. Валька? Тем более. Он ведь в Монреале. Там даже язык другой: французский, а мы с Пашкой налегаем на английский. И вообще Валеркой больше занимается Таня, с которой мы развелись давным-давно. Хотя и делаем одно дело, растим наших сыновей. Счастлив ли я? Не знаю. Горд за своих мальчишек. Они завоевали ту жизнь, которую заслужили. Я им помог и помогаю в меру своих сил и возможностей. Но теперь они живут сами по себе, они - взрослые…»

719