«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Первым режиссером, который увидел в Брондукове талант острохарактерного актера и предложил ему главную роль, был Леонид Осыка, который в 1967 году приступил к работе над фильмом «Каменный крест» по новеллам В. Стефаника. Сюжет фильма был замысловат: галицийский крестьянин Иван Дидух решает уехать в Канаду. Но накануне отъезда в его дом забирается вор, который сразу попадает в руки хозяина. Дидух зовет на помощь соседей, однако в последний момент решает простить незваного гостя. Но соседи настроены решительно и убивают вора. Роль последнего и сыграл Брондуков. За эту работу он был удостоен приза за лучшую мужскую роль на III Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде в 1968 году. Однако этот фестиваль мог навсегда поставить крест на дальнейшей судьбе актера.

Дело в том, что на одной из пресс-конференций, которая проходила в рамках фестиваля, Брондукова спросили, какую роль он мечтает сыграть теперь, после этого успеха. И Брондуков, недолго думая, ответил: «Хочу сыграть Ленина. Причем в Театре сатиры…» После этих слов в зале наступила гнетущая тишина, так как никто из присутствующих не ожидал подобного ответа от лауреата, да еще накануне славного юбилея - 100-летия со дня рождения вождя мирового пролетариата. И хотя Брондуков затем одумался и на той же встрече заявил, что пошутил, его извинения никто не принял. Слух об этом инциденте дошел до самого «верха». В итоге когда Брондуков вернулся в Киев, его в тот же день вызвали в КГБ. Далее послушаем его собственный рассказ: «Прихожу, сидит человек в штатском. Вертит в руках мою фотографию. И не знает, с чего начать. «Вы знаете, - наконец, говорит, - на вас тут из Ленинграда поступило несколько «сигналов». Потом как-то замялся и вдруг: «Мы так уважаем вас и ваше творчество. Не могли бы вы моему сыну фотографию подписать?» Я, конечно, согласился. И тут он спрашивает в лоб: «Все было действительно так?» - «Да, - сознаюсь, - так. Но я тогда выпил, не сознавал, что говорил». И меня простили. Хотя директор студии, покойный Довженко, меня тогда приложил: «Мать твою, если б такое при Сталине случилось, ты б уже на Колыме гнил».

766