«Досье на звёзд: кумиры всех поколений»

Три серии фильма «Д'Артаньян и три мушкетера» снимались во Львове в течение 1977 года. По словам всех участников этих съёмок, для них это время запомнилось с самой лучшей стороны. Вино тогда лилось рекой, от красивых девушек не было отбоя. В итоге и фильм получился таким же легким и веселым. И хотя критика восприняла его с откровенным пренебрежением (впрочем, как и все предыдущие работы Г. Юнгвальд-Хилькевича), зритель был в восторге. Песни Максима Дунаевского на стихи Юрия Ряшенцева мгновенно стали народными хитами. С тех пор исполнителей ролей мушкетеров в обиходе стали именовать исключительно именами этих героев: Боярский стал Д'Артаньяном, Смехов - Атосом, Старыгин - Арамисом, Смирнитский - Портосом. Но как сложилась их судьба после фильма?

Так как о Боярском довольно подробно рассказано во втором томе «Досье на звёзд», перейду к трем остальным.

Смехов в 80-е годы работал в Театре на Таганке и крайне редко снимался в кино. Лишь в начале 90-х зритель увидел его сразу в трех картинах: «Ловушка для одинокого мужчины» (1990), «Дура» (1991) и «Ключ» (1992).

Однако без дела Смехов никогда не сидел. Он написал несколько книг («Служенье муз не терпит суеты», «Скрипка мастера», «Таганка. Записки заключенного», «Живой и только…», «В один прекрасный день…», «Жизнь в гостях»), пьесу («Али-Баба и 40 разбойников»), по которой был снят звуковой фильм и записана пластинка, вел передачу на ТВ («Театр моей памяти»), поставил ряд спектаклей в Москве, Ташкенте, Таллине, Рязани. В 1991 году поставил оперу «Любовь к трем апельсинам» в Германии, в 1992-м - спектакль в Америке, год спустя - в Израиле, в 1996-м - вновь в Америке. Сейчас готовится к постановке в Праге.

788