«Тайна Кутузовского проспекта»

… В ту памятную пятницу Костенко засиделся в библиотеке до позднего вечера, разбираясь с понятием «акция». Сделать работяг хозяевами заводов, завязать качество труда с заработком, ввести закон о помощи по безработице - повышение производительности труда всегда связано с уменьшением числа работающих за счет новой техники, - представил себе ярость консерваторов («мое поколение - все как один консерваторы») и журнал закрыл; снова уперся рогом в те термины, которые вбили в него за тридцать пять лет работы.

На улице дождило, грусть была в городе, в людях, что стояли возле автобусной остановки, в бутафорских витринах магазинов, да и в самом небе, низком и сером.

- Товарищ Костенко, - услышал он за спиной вальяжный, красивый голос, - извините меня, я б вас подвез домой, а по пути посоветовался бы.

Костенко обернулся: рядом с ним стоял невысокий мужчина в скромном сером костюме, серой шерстяной водолазке, только туфли из лайковой кожи, с медными пряжками, видно, очень дорогие.

- С кем имею честь?

- Меня зовут Эмиль Валерьевич, фамилия Хренков, я из кооператива «Заря», вчера про нас была передача на телевидении, в шестнадцать сорок…

- А какое я имею отношение к кооперации?

- Что, считаете нас акулами капитализма?

- Не считаю. Откуда, кстати, вы меня знаете? Почему здесь ждете?

- Бдительность и страх - категории пересекаемые, товарищ Костенко, - заметил Хренков. - Простите, если что не так. Просто Ястреб мне сказал, что вы в этой библиотеке работаете, ну я и подъехал…

13