«Тайна Кутузовского проспекта»

- Уважаемые покупатели, приношу глубочайшее извинение, - возгласил Мишаня, - пришел фронтовой друг, я вынужден прервать работу на полчаса. Рекомендую посетить кооперативное кафе «Сладость» - во дворе, третий подъезд, угостят настоящим кофе, учитесь цивилизации, кафе - место для любви, разговоров и сделок!

Он захлопнул окошко и сел напротив Костенко.

- Ты мне должен доказать, полковник, что эти ротапринты я получил незаконно. У меня накладная есть. В БХСС подался?

- Да ладно, - Костенко махнул рукой, - если у нас государство не может торговлю наладить, так хоть ты их научи… Наши из Угро не тревожат?

- Русский человек за книгу душу отдаст, - ответил Ястреб, - так что с вашими орлами порядок, работаем в полном контакте… Я им пообещал вывесить плакат: «Разыскиваются особо опасные преступники», ручку жали, меня в простоте не возьмешь…

- Я в отставке, Ястреб… Ни в каком я не в ОБХСС… К тебе пришел по другому делу…

- А разве в отставке дела бывают? Если ты, к примеру, отставной маршал - в дурака с адъютантом режешься, генерал - клубнику разводишь, а полковник - совместительствует, на двести пятьдесят только святой ныне проживет…

- А если не совместительствую, а для души?

- Полицейский для души наручники надевает, ему это как циркачу гиену отдрессировать…

- Тоже верно, - согласился Костенко. - Скажи-ка мне, Ястреб, ты Хренкова давно видел?

- Кого?

- Эмиля Валерьевича Хренкова…

- Не знаю такого. Откуда он?

- Из «Зари».

- Это которые инструментами торгуют? Компьютерами?

- Точно.

- Я оттуда Людку харил, секретаршу ихнюю…

- Старик, а греховодишь.

18