«Тайна Кутузовского проспекта»

- Сука, - сказал Костенко, - гадина…

- Товарищи! - женщина заверещала тонко, пронзительно. - Бандит! На помощь!

Двери пооткрывались, выскочили постояльцы - кто в длинных сатиновых трусах, кто в кальсонах, только один выглянул в пижаме и тут же дверь захлопнул.

Костенко машинально просчитал, что дверей отворилось восемь, а номеров - тринадцать. Дежурная рыдала в трубку: «Милиция? Коль, это ты?! А ну, давай сюда наряд! Бандюгу забери, у меня свидетели, гони быстро».

Колей оказался крепыш сержант, он с порога спросил дежурную:

- Где хулиган?

- Вон, гад! Грозился, матерно обзывал… Правда, мужчины? - спросила она постояльцев.

Те отвечали невразумительно, смотрели, однако, на происходящее с интересом.

- Поехали, - сказал сержант. - Там разберемся. - Дежурной бросил: - Составь заявление, и чтоб свидетели подписались.

- Вы сначала проверьте мои документы, - попросил Костенко.

- В отделении проверим.

- Проверим здесь, - сказал Костенко и протянул ему свою полковничью пенсионную книжку.

Коля долго изучал ее, потом сказал зрителям:

- Расходитеся, граждане, театр здесь, что ль?!

- Нет, а в чем дело? - сказал тот, что вышел в кальсонах. - Вы нам по-гласному все объясните… Нас ото сна оторвали… За спиной у народа теперь нельзя, не разрешим…

- Молчи, «народ»! - отрезал сержант. - Как на рынке виноградом спекулировать, так, понял, «индивидуал», я твой номерок давно заприметил, а если скандал, на «народ» киваешь…

Люди молча и быстро разошлись по номерам.

23