«Тайна Кутузовского проспекта»

Костенко предложил сержанту сесть рядом:

- Пусть гражданочка дежурная возьмет ключи, и давай-ка посмотрим пять номеров - есть там постояльцы или пустуют?

- Коля, он меня матерно обзывал и грозил глаз вырвать! - испуганно заплакала администраторша.

Костенко спросил сержанта:

- По какой статье дамочка проходила?

Сержант понизил голос:

- Так вы с контрольной проверкой, что ль, товарищ полковник?

Услыхав последнее слово, дежурная заплакала еще пуще:

- Начальник, не губи, не губи, начальник, дам я тебе номер, но он же бронированный, без исполкома не могу я, запрет мне на эти номера, вдруг начальство нагрянет, их селить надо, не губи…

- Агентов надо выбирать понадежнее, - заметил Костенко сержанту, - она ж взятки за номера берет. По нонешним временам вы ее не отмоете, придется сажать, как ты ей будешь в глаза смотреть? Да и сам под монастырь попадешь… Смотри, парень…

- А я чего? - спросил сержант, потупив очи долу, - я ничего такого с ней не имею… А без присмотру гостиницу оставлять нельзя: скопление, мало ли чего может случиться…

… Утро было солнечным, небо - высокое, синь непроглядная, какое-то странное ощущение невесомой массы; ассоциировалось с вселенской тишиной, миром, бессмертием и безмятежным вечным покоем… Хотя вечный покой скорее приложим к кладбищу, если идти от «передвижников»… Все двоякотолкуемо, нет одной правды и никогда не будет; приближение к правде - слагаемость множества мнений…

24