«Тайна Кутузовского проспекта»

- Поначалу - да. А потом как отрезало… Вы ж помните, тогда произошла трагедия: наша пьянь забила до смерти одного из работников секретариата Андропова в метро, ночью уже, ну и пошла вражда… Да и потом Щелоков… Мне сдается, он ощущал на себе постоянный глаз Андропова, но был прикрыт Чурбановым - да и то в какой-то мере, ибо понимал, что первый заместитель вот-вот станет министром…

- Щелоков бы стал либо зампредом Совмина, либо секретарем ЦК, партитура была заранее расписана… Меня только до сих пор ставит в тупик то, что сердце Брежнева само «остановилось»… Он же на американском стимуляторе жил… И умер за два дня перед пленумом, когда, говорят, новый председатель КГБ Федорчук, не являясь членом ЦК, должен был войти в Политбюро, - невероятная кооптация… Фёдорову, кстати, убили из пистолета иностранной марки?

- Да. Вы слыхали об этом?

- Нет. Просто подумал, что убийца - если это было заказным убийством - ни в коем случае не использовал бы советское оружие…

«Заказное убийство?» - Костенко полез за сигаретами, но, вовремя спохватившись, сунул пачку в карман.

- Да вы курите, курите, - сказал генерал. - Когда Леониду Ильичу врачи запретили курить, он просил помощников себя не ломать: «Хоть любимым запахом потешусь…» Кстати, - генерал поднялся, - один из следователей Зои Фёдоровой по профессии был инженером, специалистом по радио… Да, сдается, что так, мил-душа… Они ж все начинали плакать, когда я выкладывал на стол папки с их «делами»… А тот держался крепко, достойно, сказал бы я, держался… Когда я взял с него подписку о невыезде - ясно было, что сажать надо, сажать и судить: гнал в каземат заведомо честных людей, - он тогда рассмеялся, глядя мне в глаза: «А с ЦК подписку о невыезде не хотите взять? Меня ЦК мобилизовал в органы, был бы радиоинженером, горя б не знал, а меня с любимого дела сорвали, сказали, что партии угодна борьба с врагами, а каждый, кто попал на Лубянку, - враг, невиновных Советская власть не карает… Как бы вы на моем месте поступили?» И я был обязан ему ответить: «Не знаю…» Я и до сих пор не знаю, как бы повел себя, окажись в его положении…

36