«Тайна Кутузовского проспекта»

- Робеспьер был идейным человеком, Маняш…

- А сколько голов нарубил?

- Давай тогда предадим анафеме и Пугачева, и Кромвеля, и Разина… Действие рождает противодействие… Око за око, зуб за зуб… Из ничего не будет ничего… После республики Робеспьера появилось консульство «железных» диктаторов, а после - император Наполеон… А потом вернулись Бурбоны, родившие - своей дурью - террор новой революции, которая наряду с лучшими людьми поднимает и муть, люмпен, жестокость, месть… Но ведь - через кровь и восстания - все кончилось демократической республикой… Значит, несмотря на реакцию, кто-то хранил веру в государственную уважительную доброту? Если бы до февраля семнадцатого Россия властвующая - крохотулечка, процент от всего населения - поделилась своими благами с массой народа, думаешь, люди б пошли громить околотки? Если б в сентябре Керенский дал народу хоть что-либо, кроме свободы слова и митинга, думаешь, Октябрь победил бы?

- Ты стал отставным крамольником, - сказала Маша и автоматически, по привычке, включила маленький приемник.

- Выключи, - сказал Костенко. - Как не стыдно…

- Мне не стыдно, Славик… Мне страшно. И чем дальше - тем больше… Сейчас всем страшно, милый…

- Оттого, что много говорим, а мало делаем?

- Так думаете вы, мужчины, умные - особенно… А ты постой в очереди… Ради интереса - постой… Злоба людей душит, понимаешь?! Черная, одержимая… И - толкают друг друга, осатанело толкают, Славик, с яростной сладостью толкают, а локти - хуже кулаков, такие костистые, такие безжалостные… Детей толкают, Славик!.. Поешь картошки, пожалуйста… Я уж и так второй раз на плиту ставлю, перехрустит… Да, забыла, тебе какой-то Птицын звонил… Раза четыре…

39