«Тайна Кутузовского проспекта»

- Объясни мне еще раз мои права - в новом качестве.

- Давать идеи, когда потребует Строилов.

- И все?

- И все.

- Правом контроля за реализацией своих идей я не обладаю?

- Ты ничем не обладаешь. Никакими правами… Операцию ведет Строилов.

- Передай ему от меня привет… А я уж лучше вернусь к себе в библиотеку… Приобщусь к динамиту знаний… Жаль, что Мишаню погубили… Он ведь на Хрена вышел, через Людку вышел… Их поэтому и убрали… Ребенку ясно… Ты завтра из Цветмета ответ получишь, придержи у себя на час, дашь взглянуть, ладно?

Подполковник покачал головой:

- Нет, Романыч. Я по горло с тобой нахлебался. Не проси, не ставь меня в сложное положение, шкуру снимут.

- А когда ты у Розки дох, - вздохнул Костенко, - с меня шкуру не снимали? Она ведь «малину» держала, и санкции тебе никто не давал, чтоб ее трахать! Я это на себя взял?! Или нет? А когда ты выступал на бегах, пьяный в лоскуты, я на себя это ЧП взял?! Или, может, кто другой?!

Костенко поднялся и вышел из кабинета, яростно захлопнув за собою дверь.

… В квартирке, где ютились «афганцы», Костенко спросил, кто здесь старший по званию; им оказался Игорь, капитан, инвалид второй группы, двадцать восемь лет. Принимал со сдержанной солдатской доброжелательностью, открыто.

- Я хочу представиться, - сказал Костенко, протянув свою пенсионную книжку. - Из Афганистана меня выслали через пять дней после введения наших войск…

- Были советником в «Царандое» [Министерство внутренних дел Афганистана]?

- Да.

60