«Тайна Кутузовского проспекта»

- Милости прошу ко мне… Можем поговорить дома.

- Это служебный разговор…

- У меня отдельная комната…

- Спасибо. И все же лучше у нас, в отделении…

- Что-то срочное? Я ж только вчера беседовал с Виктором Павловичем…

Да ты на связи, цыпонька, понял Костенко, ну и ну…

- Я приехал из Владимира по делу, связанному с «малограмотными внуками Дзержинского»…

- Простите, не понял…

- Так у нас кое-кто расшифровывает МВД. Жду вас в отделении возле Киевского, вы адрес знаете, получасовой разговор, нужен совет, причем - безотлагательно. Машину подослать?

- Да я ж в трех минутах от отделения, товарищ Костенко… Хорошо, подойду..

Но сначала он позвонит в отдел, подумал Костенко. И те ввалятся сюда; наверное, разумнее было идти к нему. Впрочем, дома он, как в крепости; удостоверение пенсионера на него не подействует, а здесь и стены мне в помощь. Да еще сейф, да еще два портрета.

… Бакаренко оказался маленьким сухоньким старичком, в форме без погон, с орденской колодкой: две Красные Звезды, медали «За отвагу» и «За победу».

- Здравствуйте, Иван Львович, - Костенко поднялся ему навстречу, обменялся рукопожатием, сунул руку в карман и тщательно протер ее о подкладку. - У меня к вам только один вопрос, - он достал фоторобот Хренкова, - когда вы его видели последний раз?

- По-моему, в пятьдесят третьем, - ответил Бакаренко. - А в чем дело?

- Как его фамилия?

- Не помню… Встречались мельком.

- Он арестовывал Зою Фёдорову вместе с вами?

66