«Тайна Кутузовского проспекта»

- Ясно, - тихо ответил Бакаренко.

- С письмом Савушкина ознакомиться не желаете?

- Покажите.

- Хорошо. После того как вы мне ответите: перед походом сюда, ко мне, вы Виктору Павловичу, оперуполномоченному, у которого состоите на связи, звонили? Он вам посоветовал прийти ко мне?

- К сожалению, он в отпуске…

- Кому еще звонили?

- Никому.

- Читайте, - Костенко протянул Бакаренко письмо Савушкина, переданное ему особистом Ромашовым.

Тот словно бы обсматривал каждое слово, лицо закаменело еще больше, но когда дошел до фразы «в суде подтвердить правильность моих слов могут Граевский Роман Иосифович, он меня отхаживал в камере после допросов, и персональный пенсионер, ветеран КПСС Григорий Сергеевич. Оба живы, письменные показания дали в нотариальной конторе», - хрипло попросил стакан воды.

Выпив алчущими, но при этом медленными глотками, письмо вернул…

- Где гарантии, что, если я вам стану отвечать, это письмо не попадет в комиссию по реабилитации?

- Попроситесь в больницу, - Костенко усмехнулся, - с сердцем плохо… Больных не судят… А партбилет и погоны у вас и так отобрали, чего же бояться-то?

По этому делу ты не пойдешь, ты по Зое пойдешь, подумал Костенко, да и Савушкину уж не поможешь - три месяца как на Ваганьковском…

- Хорошо, - медленно ответил Бакаренко. - Я готов к собеседованию…

- Фёдорова отвечала на все ваши вопросы без принуждения?

68