«Тайна Кутузовского проспекта»

- Это криминал?..

- По тем временам - да!

- Но вы не верили, что она шпионка?

- Нет. Я и отмыл ее от этой статьи. Костенко покачал головой:

- Вы ж подписали -для постановления Особого Совещания- «шпионаж, антисоветская пропаганда и преступная группа сообщников». Кто-то на ОСО оставил ей одну лишь «пропаганду». Кто?

- Не мой уровень. Не могу знать.

- Кто вам передал материалы с требованием оформить статью о шпионаже?

- Полковник Либачев.

Костенко снова закурил:

- Который мертв… След обрывается…

- Это точно, оборван.

- Помните Савушкина? - снова нажал Костенко.

- Помню

- Кого вызывали на допросы по делу Фёдоровой?

- Запросите архивы… Столько лет прошло… Разве в голове все удержишь?

- Бориса Андреева, народного артиста, трудно из памяти выбросить…

- Так он мычал, ни «да», ни «нет»…

- Значит, кого-то помните… Ладно, найдем всех, кого вы выдергивали на допросы и очные ставки…

- Все поумирали, - усмехнулся Бакаренко. - Мартышкин труд.

- После того как шлепнули вашего шефа, люди все рассказали ближним…

- Пересказ - не улика… Нет и не может у вас быть улик… Нас теперь так легко не взять - демократия…

И Бакаренко вдруг рассмеялся мелким, трясущимся смехом.

В это время дверь отворил Николаша Ступаков и, не глядя на Костенко, сказал:

- Сейчас получим постановление на обыск у вас дома, Бакаренко… По поводу самогонного аппарата. Пошли, будем изымать, телевидение я уже пригласил, «Добрый вечер, Москва!» приедет… Лицо твое покажут москвичам, жди звонков и встреч в подъезде с теми, кто тебя опознает.

И тут Бакаренко рухнул:

- Ладно, ставьте вопросы.

… Вопросы ставить не пришлось; Костенко позвонил Глинскому, и тот сказал, что слесарь Окунев, владелец саблаговской отвертки из кооперативного гаража, утонул во время рыбалки; лодка перевернулась; последний свидетель мертв…

71