«Тайна Кутузовского проспекта»

- Это в подвале, напротив Минфлота? Где теперь «Детский мир»?

- Да… Ты ж там с нами выступал… Помнишь, как Левой Кочарян отметелил пьяного Волоху?

- Тоже умер…

- Мне сказали… Мины рвутся рядом… Смерть одногодок перестала удивлять… Ужас ухода друзей стал нормой…

- Водку здесь подают? Степанов хмуро усмехнулся:

- За валюту. Спасибо, что хлеб еще за рубли отпускают… А водку выпросим… У директора Фёдорова, они тут с Генераловым добрые… Никогда мы взятку, кстати говоря, не победим… Идеалист был Ленин… Полагал, что эту генетическую язву можно исправить законом, судом или - пуще того - расстрелом… Ясак триста лет несли, потом триста лет борзыми щенками платили, при Леониде Ильиче бриллианты были в цене, а сейчас кому чем не лень… Вечное в нас это… Лишь российский интеллигент никогда никому не давал, оттого и страдал всегда… Впрочем, Некрасов шефу тайной полиции Дубельту засаживал - измудрялся в винт проигрывать, за это цензорский штамп на Чернышевского получил, нигде такое невозможно, вот она, наша особость, в этом - спору нет - мы совершенно особые…

- А ты Фёдорову какую взятку даешь, что он тебе водку за рубли отказывает?

- Дружбу я ему даю Слава… Дружбу и восхищение…

Фёдоров словно бы почувствовал, что говорят о нем, вырос как из-под земли, весь словно бы вибрирующий (так напряжен внутренне), смешливо поинтересовался, когда в городе начнут стрелять; «То есть как это не начнут?! Смешишь, барин! Мы без этого не можем»; деловито рассказал два анекдота, один страшнее другого, оттого что и не анекдоты это вовсе, а крик душевный; в водке, подморгнув усмешливо, громко отказал; прислал графин с «соком»; самая настоящая «лимонная».

75