«Тайна Кутузовского проспекта»

- Во-первых, хотел познакомиться с вами. Наслышан, как и все, но ведь работать с вами никогда не приходилось… Во-вторых, хотел посоветоваться о деле… В-третьих, мне сказали, что вы как-то увязываете гибель Зои Алексеевны Фёдоровой с убийствами Ястреба и Груздевой. Это правда?

- Допустим… Но вы ж в расследовании дела Фёдоровой участия не принимали…

- Я Зою Алексеевну хорошо знал, Владислав Романович…

- Да? Но если вы ее хорошо знали, то ваша фамилия наверняка была б в ее телефонной книжке…

- Моя фамилия была в ее телефонной книжке, - так же невозмутимо, со странно-доброжелательной улыбкой ответил Строилов. - Более того, я сам вписал в нее свой домашний и служебный номера.

- Это когда было? - Костенко раздавил в маленькой пепельнице окурок и сразу же закурил новую сигарету. - В каком году?

- В том самом, - лицо Строилова резко изменилось, постарело в мгновение. - Они тогда у моего отца собирались, отмечали годовщину Лидии Андреевны Руслановой, все владимирские узники съехались, кто еще был жив…

- Погодите-ка, - лоб Костенко свело рублеными морщинами, - вы хотите сказать, что именно ее записная книжка - надо понимать последняя - была похищена преступником?

- Почему «преступником», а не «преступниками»?

- Вопрос правомочен… С вашим батюшкой об этой трагедии говорили?

- Конечно… Он считает убийство Зои Алексеевны политическим преступлением.

- Мотивы?

- Мотивов нет… Интуиция…

- В каком году вашего отца забрали?

88