«Тайна Кутузовского проспекта»

- По «русскому делу»… В сорок восьмом… Следом за Вознесенским и Кузнецовым… Он в Ленинграде работал, по строительной части… И очень дружил с Лидией Андреевной Руслановой и ее покойным мужем…

- По Особому Совещанию шел?

- Конечно… Старик - кремневый, его на процесс просто так не выведешь…

- Герой гражданской войны Иван Никитович Смирнов, член Реввоенсовета Троцкого, тоже был не робкого десятка, однако ж - уговорили, вышел…

- Отец знал об этом… Поэтому предпочел бы смерть ужасу постановочного процесса.

- Вам тогда сколько было?

- Три месяца… Кстати, отец убитого Ястреба с моим стариком по одному делу шел, - Ястреба расстреляли, моему вломили двадцать пять с поражением в правах: «попытка создания Российской республики с выходом из СССР»… Так что искал я вас столь настырно оттого, что ко всему этому клубку, - Строилов кивнул на тома старого дела Фёдоровой и папочки с материалами по Ястребу и Людке, - у меня интерес не столько служебный, сколько гражданский.

Верю ли я ему, подумал Костенко; мы отучились верить людям; змейски просчитываем свои мысли и поступки почище шахматных гроссмейстеров - на много ходов вперед…

- Отчего вы меня унизили внештатным консультантом, капитан?

- Я не могу зачислить вас в опергруппу, Владислав Романович… Закон есть закон… Поэтому пробить статус внештатного консультанта тоже было не просто, но, к счастью, прошло, да и взрыва зависти не будет…

- Зависть всегда будет… Если что и неистребимо, так это зависть, особенно в нас.

- Гены бесправного рабства? В этом народ неповинен, его поставили в условия жути - вот и результат.

89