«Тайна Кутузовского проспекта»

Когда Галина Михайловна ушла, Строилов прерывисто вздохнул:

- Спасибо, полковник… Перед тем как мы начнем работу по Варенову, заедем к отцу… Не отказывайтесь… Простите, конечно, что я смею давать вам советы… Дело в том, что одним из следователей моего отца был тот самый, кто терзал и Зою Фёдорову…

Костенко лениво поинтересовался:

- Либачев? Или Бакаренко?

Строилов этому вопросу не удивился:

- И они тоже. Кстати, Бакаренко уже отправил письма о вашем самоуправном допросе - сразу по трем адресам… Но речь идет о третьем… Его фамилия Сорокин…

- Покойный ныне…

Строилов как-то странно пожал острыми птичьими плечами, хотел было возразить, но - промолчал.

- Может быть, к вашему батюшке попозже заглянем? - спросил Костенко. - Время, счетчик включен…

- Полагаю, получасовой визит к отцу поможет вам.

- «Нам».

- Нет. Именно вам… Вы же считаете, что Сорокин мертв…

- А вы?

- А я нет…

… Уже около «Волги» Костенко - в обычной своей манере (полнейшая, чуть ленивая незаинтересованность) - спросил капитана:

- Вы себя не озадачивали вопросом: отчего после убийства Фёдоровой у нее дома изъяли двенадцать кассет?

Строилов словно бы споткнулся:

- Где они?

- Попробуйте поискать… Да и сохранились ли эти записи? Вот в чем вопрос…

95