«Тайна Кутузовского проспекта»

6

Генерал-лейтенант в отставке, Герой Советского Союза Строилов, удостоенный этого звания в сорок третьем, после ранения, медленно поднялся с кушетки навстречу сыну и Костенко, тяжело оперся на массивную палку (как он ее только в руках держит, он же ее легче, пушинка, в чем только душа держится) и, сделав качающийся шаг к столу, кивнул на массивные стулья:

- Прошу…

Усаживался он осторожно, как бы по частям, - сначала завел одну ногу, потом, уцепившись длинными (точно как у сына) пальцами за краешек стола, медленно опустил торс, после этого подтащил рукою левую ногу, а уж затем откинулся на спинку, сделавшись величественным и отстраненно-недоступным.

- Знакомься, папа, это…

Генерал чуть досадливо перебил его:

- Присаживайтесь, Владислав Романович… Имя мое вы знаете, отчество Иванович, рад, что откликнулись на просьбу заехать… Не взыщите, что не тяну вам длань, верен нашему революционному изначалию: «рукопожатие отменено»…

- Почему, кстати? - поинтересовался Костенко, усаживаясь напротив генерала.

- Думаю, профилактика тифа. Этическая подоплека - если она была - мне неизвестна. Я ж из своей деревни Мирославлево - прямиком в Смольный…

Строилов-младший улыбнулся:

- Отцу понравился анекдот про двух англичан: один спрашивает: «Джон, вот ты рафинированный, истинный интеллигент, скажи, как и мне стать таким же?» - «Надо закончить Оксфорд». - «Я закончил!» - «Не тебе - дедушке!»

108