«Тайна Кутузовского проспекта»

- Это не просто анекдот, - заметил генерал. - Это притча, а в любой притче сокрыто Библейское. Слава Богу, мой отец был справным мужиком, церковной книге был прилежен, чему и нас, детей, наставлял… Андрюша, не сочти за труд, сделай кофе… Вы голодны, Владислав Романович?

- Нет, благодарю.

- Глядите, - генерал усмехнулся. - Я, как ветеран, прикреплен к гастроному, в дни праздников отоваривают копченой колбасой, гречневой крупой и финскими плавлеными сырками…

- Спасибо, - повторил Костенко, - я, честно говоря, сижу как на иголках, у нас ЧП, нашли преступника, надо начинать дело…

- Понимаю… Постараюсь быть кратким… Я увидал у сына робот человека, которого вы ищете… Это мой следователь Сорокин. Он человек страшный, потому что в нем совмещены ум, садизм, сила и сентиментальность.

- Но ведь он мертв… Так мне сказал Бакаренко, так считают в ЧК…

- Это он, - повторил генерал. - В таком не ошибаются.

Костенко сразу же полез за сигаретами, генерал покачал головой:

- Единственная просьба: если можете не курить хоть полчаса - удержитесь, пожалуйста. Я вас более чем на тридцать минут не задержу… Некоторые психологические штрихи к портрету палача помогут вам нарисовать образ преступника…

- Да, да, конечно, - сказал Костенко. - Если станет невмоготу, выйду на лестничную площадку, там покурю.

109