«Тайна Кутузовского проспекта»

- Другие…

- Будем брать Варенова?

- Рискованно.

- Точнее - бесполезно.

- Польза-то будет, хоть придется отпустить через семьдесят два часа: наверняка у него алиби…

- А палец? Костенко поморщился:

- «Я с ней танцевал. За поясок ее держал…» Если за ним стоит Сорокин, - от всего откажется, роль вызубрена… Но польза будет, банда станет его мотать, отчего выпустили, о чем допрашивали, кто… Но кто же мог стукнуть Хр… Черт его раздери! - Костенко рассердился. - Кто мог настучать Сорокину про вашего отца? Про то, что именно вы ведете дело Ястреба и Людки?! Почему вообще он подошел ко мне на улице? Почему он держал в машине американца, которого я допрашивал по делу Фёдоровой и который свалил через месяц после того, как мы вышли на связи Галины Леонидовны? Чего он добивался? Зачем я ему? Или он переоценил информацию, собранную обо мне: «критикует, недоволен медленностью реформы, считает, что растет организованный саботаж правых сил, очевидны попытки скомпрометировать Горбачева, заметна консолидация бюрократической системы, идет наработка подпольных связей в борьбе против демократии и гласности»?! Говорил я так? Да. И продолжаю говорить… Но ведь я по пальцам могу перечесть тех, с кем общаюсь… Щупальца? Спрут?

Костенко полез за сигаретами, глянул в зеркальце, закурил, усмехнулся:

- Заметили номер машины, которая нас пасет?

- Конечно.

- У вас хорошая выдержка.

- Иначе б не выжил.

114