«Тайна Кутузовского проспекта»

Речь Посполиту, легко отдав ее краковское сердце австриякам, а познанские земли - Пруссии?! И ведь снова, - отмечал для себя Сорокин, - именно середина века переломилась, и снова другая история началась - те же шестидесятые, как и в прошлом веке… Вперед-НАЗАД, вперед-НАЗАД, как словно кто тормозами неразумно балует… Кто?! И в конце века -. как в прошлом - началась вакханалия! То Годун хитрил, то Сонька егозила, а тут Павла задушил собственный противник; в пятьдесят четвертом преставился Николай, расстреляв декабристов; в двадцать пятом - века предшествовавшего - убили Петра I, в двадцать четвертом века нынешнего пришел Сталин, раскидав своих противников; в пятьдесят четвертом преставился Николай Павлович, а в нонешнем веке, через девяносто девять лет, Иосиф Виссарионович почил в бозе… В прошлом веке в начале шестидесятых Александр Освободитель даровал землю мужику, а его за это неблагодарные бомбой подняли. А век до того Екатерина пришла… А еще век прежде - Алексей Михайлович помре, и заваруха приспела в одночасье… Так, может, не случайно были эти повторения в нашей истории? Может, следует ждать и ему, Сорокину, нового знамения?

И - дождался ведь! Именно в шестьдесят четвертом, на сломе века, сбросили окаянного кукурузника, а спустя два года его расконвоировали…

Вот тогда Сорокин и сделал для себя главный вывод: никакие идеологии этой Державе не подойдут, не по Сеньке шапки! Надо таиться, ждать свое время и служить тому, кто себя утвердил не погонами и звездой, а делом, то есть золотом, - оно и здесь, в лагере, красит жизнь, дает масло, теплые кальсоны и меховую шапку - о большем в нашей Державе мечтать не приходится, она - прихотливая, живет не разумом, а шальным случаем, с ней ухо надо востро держать, а то расплющит ненароком, не заметив даже…

132