«Тайна Кутузовского проспекта»

Когда однажды Андропов тронул на Политбюро вопрос о теневой экономике, о том, что в ряде регионов страны произошло сращивание разветвленной мафии с аппаратом Системы, причем в Сочи, как и в Днепропетровске и Ростове, нити ведут к воротам государственных дач, Брежнев повторил обычное:

- Не надо раскачивать лодку… Обобщения - опасны… Можно разбираться с отдельными случаями, но делать выводы - преждевременно, пусть аппарат работает спокойно, он наша надежда и опора…

Суслов молчал: создав образ Брежнева, он оказался им же и раздавленный; голосовал против предложения Андропова; арест директора Елисеевского магазина ЧК пришлось проводить без санкции члена Политбюро Гришина - не позволил бы; так же - без санкции партийного руководства - был взят сочинский городской голова Воронков; началась обхватывающая, внешне, правда, незаметная, затаенная атака на брежневскую коррупцию; Андропов подвинул к этой работе Прокуратуру, вычленив изо всех замов одного - Найденова; подсказал ему направление удара, снабдил материалами, но сам в эту драку не лез - за Медуновым и иже с ним стоял аппарат, не сладить, сомнут…

… Случай действительно закономерен в такой же степени, как закономерна случайность.

Лениво отмахиваясь от текущих дел, новый вождь подолгу жил на своих дачах, все чаще и чаще просил показывать ему те фильмы, которые полюбил с молодых еще лет; растрогался после «Тихого Дона», повелел наградить исполнителя главной роли орденом Ленина и званием народного артиста СССР - одновременно, такого раньше не бывало: «уж больно хорошо этот Мелихов играет, надо отметить»; после любимого «Зигмунда Колосовского» посмотрел «Подруги» с Зоей Фёдоровой; поплакал; Андропов, узнав об этом, нажал: Викторию Фёдорову, дочь актрисы и адмирала, выпустили в Штаты, к отцу; «угодно духу хельсинкских соглашений, Белый дом оценит такой жест Москвы».

204