«Тайна Кутузовского проспекта»

Кто-то, запамятовал, кто именно (наверное, дети), похлопотали за саму Зою Фёдорову в восемьдесят первом: «мать не пускают в гости к дочери, в Америке может начаться очередная кампания»; Брежнев поинтересовался, сколько актрисе лет; ответили, что за семьдесят; сказал - обратиться к помощнику по культуре Голикову, разберется; тот разобрался: «с ней дело плохо, организовала побег дочки, сейчас имеет дело с отказниками, говорят, через ее руки проходят миллионы, распределяет деньги тем, кто ждет выезда, да и ей помогают, рука руку моет».

Брежнев повелел, чтобы уточнили; можно б помочь: старуха, какой от нее вред?

В одночасье начался скандал в доме - на этот раз с артистом Буряцей; краем уха Вождь услышал, как говорили, что цыган знаком и с Зоей Фёдоровой; того, что касалось близких, не забывал никогда, становился внимательным, постоянная сонливость слетала вмиг, глаза делались прежними, зоркими; начинал подолгу смотреть на свое отражение в зеркале - перед каждым Пленумом так собирался (вспомнил, как брат, крепко поддав, позволил себе шутку: «Лень, про тебя говорят - "бровеносец в потемках"; отлучил на время; дурак, знай, что можно позволять при гостях).

- Пока во всем не разберутся, никуда эту Фёдорову не отпускать, - сказал, как отрезал.

Между тем, наблюдая за ростом коррупции и мафии, понимая, что страна катится в пропасть, Андропов, закрепив свои позиции в Прокуратуре, решил, что настало время переходить к решительным действиям, ибо вся Москва уже говорила о том, что дочь Генерального секретаря проводит дни и ночи в обществе Буряцы, а тот, как сообщали информаторы, связан с людьми, имевшими выходы на коррумпированное подполье; сделки заключались миллиардные, был задействован высший эшелон Системы.

205