«Тайна Кутузовского проспекта»

- Пожалуйста, не сердитесь, друзья, - сказал Строилов, посмотрев на Костенко с некоторым удивлением; дождавшись, пока все вышли, заметил: - Верные же ребята, Владислав Романович… Зачем вы их так?

- Только затем, что не хочу вас подводить под монастырь… Вы б меня лучше отчислили, капитан, пойдет на пользу дела, право… Я установил адрес Хрена так, как считал нужным, единственный шанс… Вы бы пошли за Дэйвидом, считая, что он вас выведет на Сорокина… Я тоже допускал такое вероятие, но мне хотелось исключить малейшую возможность провала - мы имеем дело с профессионалом… Если станет известно, к а к ваш консультант получил информацию о квартире Сорокина, - с вас сорвут погоны…

- Пусть. Главное, что меня интересует: Варенов жив?

- Был - во всяком случае… Уйти мне из вашей группы надо потому еще, что я хочу задействовать связи моих друзей… И не здесь, а в Нью-Йорке… Вы понимаете, что вам и вашим сотрудникам - а я им, хоть и внештатно, пока что являюсь - надо согласовывать такую операцию. И не дни на это уйдут, а недели.

- Я готов поручить вам отладить такую связь… Я не боюсь ответственности… Заканчиваю докторскую, так что - в случае чего - найду работу юрисконсульта…

- Вы умеете играть, как оперативник старой школы…

- Не люблю слово «оперативник»… Предпочитаю - «сыщик», традиционно и в десятку.

- Верите людям, Строилов? Капитан откинулся на спинку стула:

- Скорее «нет», чем «да».

- А вот я, старый дурак, верил.

- Вы не были сыном репрессированного, Владислав Романович… А я это с детского дома помню… Не со школы или университета, а именно с детского дома… Постарайтесь меня понять.

209