«Тайна Кутузовского проспекта»

- Понял… Мне верите?

- Да. Другое дело - вы не очень-то верите мне.

- В чем-то - нет.

- Почему? Я дал какие-то основания?

- Пожалуй, что нет… Просто я привык к постоянным подножкам начальства… А вы мой начальник…

- Улика весьма чувственна, - усмехнулся Строилов. - Женственная, сказал бы я.

- У вас детский дом, у меня опыт тридцатипятилетней работы в системе: мы ж все друг друга харчим, закладываем, подставляем… При генетически общинно-коллективистской традиции на практике мы злющие индивидуалисты, разобщены, словно гиены: все друг дружке враги, глотку готовы перегрызть по любому поводу…

- Жизнь трудная, Владислав Романович… Бытие определяет сознание… В очередях люди научились ненавидеть друг друга, особенно тех, кто стоит впереди…

- Накануне нашествия Чингисхана очередей, сколько мне известно, не было… Завоевали нас только потому, что князья катили бочки друг на друга… Князей нет, а в остальном картина не изменилась… Ладно, капитан, обменялись мнениями, и - слава богу… Зовите людей, неловко…

Строилов поднялся, распахнул дверь, пригласил своих сотрудников, извинился за то, что заставил ждать, и продолжил - будто и не прерывал совещания - повторением той же фразы:

- Пожалуйста, не сердитесь, друзья… Какие у кого соображения? Прошу…

- Товарищ капитан, - Костенко поднялся с подоконника, - как с моим предложением?

- По поводу того, чтобы задействовать ваши связи в Нью-Йорке? Информация на Джозефа Дэйвида?

210