«Тайна Кутузовского проспекта»

- Понимаете, чем грозит?

- Конечно.

- Почему так легко идёте на это?

- Потому что мне вас очень жаль…

- Это как понять?

- Понимать это надо так, что поколение моего отца уйдет не сломанным, со стержнем внутри, мы - дети своего времени, а оно - новое, а вот вы живете с разорванными сердцами…

Костенко вздохнул:

- Слушайте, мне очень неспокойно за вашего батюшку… Постоянно один… Можете кого-то попросить - на эту неделю хотя бы - посидеть с ним?

- Кому он мешает?

- Сорокину. Как и Фёдорова ему мешала… Чекисты сказали, что на процессе Сорокина не было ни одного свидетеля, - только документы, страницы следственных дел… Ни вашего отца, ни Зою Фёдорову, ни Лидию Русланову отчего-то на процесс не вызвали - а ведь они убойные свидетели… Выступи они против него, он бы не девять лет получил - а он получил именно девять, Мишаня Ястреб ошибался, - а все пятнадцать… Ромашов сейчас выясняет, кто отвел свидетелей… Скажете: «срок давности». А существует ли он - по отношению к такого рода преступлениям?

… Степанов долго чертыхался, - «нет времени, Славик, зашиваемся»; потом, однако, согласился:

- Я позвоню американским коллегам отсюда, подъезжай, зануда.

- Знаешь, что такое «зануда»?

- Знаю, знаю, - это человек, который подробно, в течение получаса, отвечает на дежурный вопрос «как дела?»…

213