«Тайна Кутузовского проспекта»

- Руки в гору!

Длинный заорал что-то, выхватил из-под матраца финку и хотел было броситься на Костенко, но запутался в одеяле и по-клоунски, беспомощно рухнул на пол.

Сыщики кинулись на него, финку выкрутили, надели наручники, бросили на стул.

Костенко медленно поднялся и с тоской посмотрел на свои переливчатые брюки: при падении вырвал кусок с мясом, ни одна штопка не возьмет, когда еще соберет башли на новый костюм?!

- Где ворованное барахло, Длинный? - спросил Костенко, не отрывая глаз от дыры на брюках.

- В сарае, где ж еще…

Костенко обернулся к сыщикам, те сразу же вышли; старуха, вернувшись из чулана, хрипло спросила:

- Натворил чего?

Костенко кивнул.

- На кого ж меня кидаешь, сыночка? - старуха заплакала. - Пенсии нет, помру с голоду, кто глаза закроет?

- Общественность, - усмехнулся Длинный.

- Пасть порву, - пообещал Костенко.

- Значит, в один лагерь со мной пойдешь, - огрызнулся бандит.

- Где его одежка? - спросил Костенко старуху. - Дайте ему, мамаша, пусть одевается, в тюрьму повезу.

Старуха принесла ратиновое пальто, мохеровое кашне, костюм-тройку и лаковые туфли.

Костенко покачал головой:

- Ватник ему дайте, мамаша… И сапоги… Он теперь надолго сядет.

- Это мое, - сказал Длинный, кивнув на пальто. - Заработал честным трудом, свидетелей выставлю.

216