«Тайна Кутузовского проспекта»

(Имя друга, Николашки Ступакова, не назвал; еще неизвестно, как пойдет дело, - несанкционированность и все такое прочее, а тому еще надо пенсию получить, нет ничего хуже, чем подставлять своих.)

… После того как доктор из «Скорой» сделал Владимиру Ивановичу Строилову укол («мне кажется, он упал головой на тапок; сантиметр бы левее, летальный исход неизбежен»), вызвав медсестру из Пятнадцатой клиники, которая шефствует над сталинскими жертвами и афганскими мальчиками, Костенко рванулся к Ступакову.

Псы сидели в камере: Гуслин Петр Сергеевич, ученик десятого класса, член ВЛКСМ, судимостей и приводов не имел, Залоев Виктор Матвеевич, экспедитор почтового отделения, член ВЛКСМ, судимостей и приводов не имел, и Стружкин Андрей Дмитриевич, шофер отделения связи, член ВЛКСМ, приводов и судимостей не имел.

- Кто дал наводку на квартиру генерала? - спросил Костенко.

- Какого генерала? - Залоев пожал плечами. - О чем это вы?! Мы никакого генерала не знаем… Если б нас на месте задержали, были б свидетели, а так только при Сталине на людей напраслину катили…

Костенко кивнул:

- С тобой ясно… Гуслин, тоже не будешь отвечать?

- А чего мне отвечать-то? Схватили на улице…

- Тебя никто не хватал… Сам сел в такси…

- Это не такси, а ваша оперативная…

- Откуда знаешь?

- Там в багажнике ваш скрючился, пистолетом в спину уперся.

- Стружкин, сколько тебе обещали за дело? - Костенко затушил окурок в спичечном коробке, вопросы ставил устало, незаинтересованно, словно бы обмяк, прикрывал то и дело веки, словно они сделались тяжелыми, неподъемными…

260