«Тайна Кутузовского проспекта»

- К человеку, у которого твой хозяин отца убил… - У меня нет хозяев, - ответил Варенов, обретя уверенное спокойствие, как только кончилась изматывающая душу неопределенность; до этого он все время ждал подсказки, верил, что в последний момент что-то поможет ему, кто-то возьмет под защиту, нельзя ему гибнуть, несправедливо это, вся жизнь впереди, дохнут те, кто заранее отмечен, а я-то обречен на долгую и счастливую жизнь, зря, что ль, переводил тысячи на гадалок?!

Сейчас, сидя с тем, чью фотографию ему показывал Босс (когда ж это было? недавно ведь совсем, а кажется, жизнь прошла!), Варенов видел лицо Эмиля и слышал его слова: «Сейчас такое время пришло, Исай, что нужно все отвергать, никаких играшек, они в суд без улик не пойдут, так что - выпустят, а если нет - мы тебя выкупим, рукастые…»

Он словно бы зубами держался за эти слова, как за спасательный круг держался, и поэтому чувствовал входившее в него успокоение.

- У меня есть твой палец, Варенов, ты знаешь, где мы его нашли, нет смысла запираться… Тем более ты там, видимо, не главный был… Говори правду, у меня времени мало, лучше сразу определим позицию, глядишь, и поможем в чем…

- Вот они, мои пальцы, - Варенов кивнул на кисти, стянутые наручниками. - Каждый человек имеет пальцы, они для того и даны, чтоб следы оставлять…

- Не юродствуй… Я ж тебе не про пальцы говорю, а про палец… И не спрашиваю, откуда у тебя при задержании был пистолет в кармане… Все равно скажешь… Я тебя спрашиваю про хозяина, он меня занимает.

- А я говорю, что нет у меня никакого хозяина! А пистолет вы мне сами в карман засунули…

- У нас кино есть, как ты этот пистоль в подвале на Лесной брал.

- Вы суду кино предъявите, пусть посмеются.

- Не беспредельничай, Варево…

300