«Дети Арбата»

- Нет еще.

- Иван Григорьевич дома?

По коридору, пахнущему свеженатертыми полами, она провела его в кабинет отца.

- Папа, вот Юра к тебе.

И, пропуская Шарока, улыбнулась ему счастливой преданной улыбкой.

Узкая комната полутемная оттого, что выступ наружной стены наполовину закрывает окно. Книги, газеты, журналы, проспекты, русские и иностранные, лежат на столе, на этажерке, на стульях, на полу. Карта полушарий, испещренная пунктирными линиями пароходных сообщений, висит над кушеткой. Юра заметил черные цифры трехзначного номера на бюллетене - Будягин закрыл его и отложил в сторону: секретный документ, рассылаемый только членам ЦК и ЦКК. Юра отметил еще заграничную ручку «Паркер», сигареты «Тройка», ботинки на каучуке и пиджак особого покроя, какие шил дипломатам высшего ранга знаменитый Энтин.

- Слушаю, - сказал Будягин спокойно-деловым тоном: привык, что к нему обращаются с просьбами. На его сухощавом черноусом лице под густыми бровями глаза казались еще более глубокими; чем у Лены.

- Институт кончаю, Иван Григорьевич, совправа. А брат сидит…

Из коридора донесся звонок, шум открываемой двери.

- Суд, прокуратура - не пропустят, - продолжал Шарок, - остается хозяйственно-юридическая работа. Хотелось бы на предприятие. До института я работал на Фрунзенском заводе. Знаю людей, производство.

Будягин скользнул по Юрию отстраненным взглядом. Уверен в своем праве руководить другими. Что для него Юра и такие, как Юра? Они привыкли управлять массами, решать судьбы масс.

- Ты к Эгерту зайди. Я скажу ему.

- Спасибо, Иван Григорьевич.

- Брат за что?

- Уголовное. Мальчишка, связался с компанией…

- Старую юстицию мы разогнали, - оказал Будягин, - а новая малограмотна. Нужны образованные люди.

- Я понимаю, Иван Григорьевич, - охотно согласился Шарок, - но ведь не от меня зависит. Органы суда и прокуратуры, а тут брат…

- К Эгерту, к Эгерту зайди, - повторил Будягин, - позвоню ему. Значит, в юрисконсулы?

Так и сказал - юрисконсулы. Царапнул по сердцу.

И все же цель достигнута. Результат - только он имеет значение. Вот как это делается! Одним трудно, другим все легко. Раньше легко было тем, кто имел деньги, теперь тем, у кого власть.

«Дети Арбат»