«Дети Арбата»

Баулин сделал вид, что не слышал замечания.

- Панкратов занял позицию аполитичную и, следовательно, обывательскую, - упрямо продолжал Янсон.

- Мало! Мало! - закричал Карев.

- Подождите, товарищи, - поморщился Янсон, - выслушайте…

- Слушать нечего!

- Чтобы назвать эти выступления антипартийными, назвать их политической диверсией, мы должны найти у Панкратова преднамеренность. Только при наличии умысла …

- Не виляй!

- О себе скажи, о своей роли!

- Итак, хотел ли Панкратов нанести вред делу партии? Я думаю, что сознательного намерения не было.

- Примиренец! Замазывает!

- Товарищ Янсон, - сказал Баулин, - вас просят рассказать о собственной роли в случившемся.

- Никакой моей роли нет. Я газету не выпускал и санкции на ее выпуск не давал. Доцент Азизян обратился не ко мне, а к вам.

- А почему вы не сняли газету? - спросил Баулин.

- Наверное, вы ее увидели первым.

- А почему вы не увидели? Вам ближе, кажется?

Янсон пожал плечами.

- Если вы придаете этому значение…

- Достаточно! Хватит!

Янсон постоял, опять пожал плечами и пошел на свое место.

Баулин не вышел на трибуну, говорил из-за стола президиума. Повесил только пиджак на спинку стула, остался в косоворотке. Он уже не улыбался, не усмехался, рубил категорическими фразами:

- Панкратов рассчитывал на безнаказанность. Рассчитывал на высоких покровителей. Был уверен, что партийная организация спасует перед их именами. Но для партийной организации дело партии, чистота партийной линии выше любого имени, любого авторитета…

Он выдержал паузу, рассчитанную на аплодисменты. В двух-трех местах раздались недружные хлопки, и Баулин, делая вид, что не дает себе аплодировать, продолжал:

- Стыдно смотреть на комсомольцев Руночкина, Позднякову, Полужан, Ковалева. И это без пяти минут инженеры, советские специалисты. Вот каких беззубых, политически беспомощных людей воспитал товарищ Янсон. Вот почему они так легко становятся игрушкой в руках классового врага. Вот в чем мы обвиняем Янсона. Вы, Янсон, создали почву, благодатную для Панкратовых… Даже здесь вы пытаетесь его выгородить. И это настораживает.

«Дети Арбат»