«Дети Арбата»

Но странное дело! Мысль, что в инстанциях откажутся от него, задевала: им опять пренебрегут. Своим уготованы высокие должности, а он, послушный исполнитель, будет выполнять черную работу. В лучшем случае, ему бросят подачку, отпустят на завод, в юрисконсулы, как презрительно выразился Будягин.

О вызове в Наркомат Шарок никому не рассказал. Но от Лены не ускользнула его обеспокоенность.

Они сидели в театре, сумели наконец попасть на «Негра».

- Чем ты озабочен?

Она смотрела на него своим глубоким, любящим взглядом.

Он улыбнулся, скосил глаза на соседей: не мешай.

Дома, лежа на его руке, она снова спросила, что его тревожит. Он ответил, что ничего особенного, просто осложняется отзыв его на завод.

- Если хочешь, я поговорю с папой, - предложила Лена.

- Иван Григорьевич сделал все, что мог.

Она не настаивала, понимала, что отец не сделает больше того, что сделал.

- Вчера к нам приходил Саша, жалко его, - сказала Лена.

- А что такое?

- Ты разве не знаешь? Его исключили из комсомола и института.

Он приподнялся на локте.

- Первый раз слышу.

- Ты не видел его?

- Давно не видел.

Юра говорил неправду, видел Сашу совсем недавно, но тот ничего ему не сказал. И Юра не хотел говорить этого Лене.

- Из-за этой истории, из-за преподавателя по учету?

- Да. И потом из-за стенгазеты.

- А что он написал в стенгазете?

- Стихи какие-то.

- Разве он пишет стихи?

- Написал или поместил чьи-то. Он торопился, толком ничего не рассказал и ушел. Жалко его очень.

Саша Панкратов исключен! Так верил человек, а его тряханули! Активист, твердокаменный, несгибаемый - теперь и он загремел. Даже Будягин не помог. Дядя, Рязанов, знаменитый человек! Страшновато. Уж если Сашку…

Кто же поможет ему, Шароку, если с ним что-нибудь случится? Отец - портной? Брат - уголовник? Он не лезет во все дырки, как Сашка, и все же… Зря он отказался от прокуратуры, там бы его никто не тронул, там бы он сам тронул кого угодно, уж у него бы никто не вывернулся…

На другой день Юра в воротах столкнулся с Сашей.

- Привет!

- Здравствуй!

- Я слыхал, у тебя неприятности в институте?

- От кого слыхал?

- Видел Лену.

- Все уладилось, - хмуро ответил Саша.

- Да? Ну, прекрасно, - Шарок не скрывал усмешки. - Быстро тебе удалось восстановиться.

- Удалось. Бывай!

«Дети Арбат»