«Дети Арбата»

- За что тебя из института выгнали?

- Восстановят.

- Я бы их всех самих исключила, у нас в школе тоже есть такие сволочи, только и смотрят, кого бы угробить. Вчера у нас было классное, Лякин говорит: «Иванова пишет шпаргалки на коленках». Я ноги вытянула и спрашиваю: «Где шпаргалка?»

Она вытянула ноги, показывая, как сделала это в классе.

- А Кузя, математик, покраснел, как помидор: прекратите, Иванова! А я при чем? Ведь это Лякин. В прошлом году хулиганил, отнимал у девчонок портфели, а теперь в учкоме. Сам скатывает, а на других ябедничает. Терпеть не могу таких.

- Как же ты делаешь шпаргалки?

- Очень просто, - она похлопала по коленкам, обтянутым нитяными чулками, - напишу чернильным карандашом и скатываю.

- А без шпаргалки не можешь?

- Могу, но не хочу.

Она смотрела на него с вызовом, этакая козявка, сидит с открытыми коленками. Саше было смешно, но он старался быть серьезным, знал, сколько хлопот доставляет Варя сестре.

Девочки выросли без отца, потом умерла и мать. Саша помнил заседание бюро - они обсуждали, как помочь Нине воспитать сестру, выхлопотали пенсию, утвердили Нину платным вожатым. Потом окончили школу, разошлись, и вспомнил он о Варе, увидев ее уже в подворотне с такими же, как она, подростками.

- Ты комсомолка?

- А зачем?

- Лучше в подворотне стоять?

- Мне нравится.

- Дома не ночуешь.

- Ха-ха! Один раз заночевала у подруги на даче, боялась на станцию идти. Нинка бы тоже ночью не пошла. Она еще большая трусиха, чем я, во сто раз. Выходила бы за своего Макса, ничего не умеет, а Максу ничего и не надо, будут ходить в столовую.

- Тебе не рано давать такие советы?

- Пусть не лезет и в мои дела. Шумит, а толку чуть.

- Кем ты хочешь быть?

Вместо ответа она запела высоким детским голоском:

«Дети Арбат»