«Дети Арбата»

- Именно так.

- И после этого ты выдал характеристику?

- После этого и выдал.

- Как это понимать, товарищ Малов?

- Я написал, что было четыре года назад.

- А может быть, он и тогда обманывал партию?

- Он тогда партию не обманывал, он тогда краску на спине таскал.

- Какую краску?

- А вот, - Малов показал на стол, - которой ваше сукно красят.

- Что значит «ваше»? - побагровел Столпер.

- А что на вашем столе лежит.

- И что из этого следует?

- Парнишка, комсомолец, работал, завод строил. Что я должен написать? Что было, то было.

- Было одно, стало другое, - сказал Столпер примирительно, по-отечески, - если бы Панкратов обратился только к тебе - это одно, а когда человек бегает по наркомам, использует родственные связи - это другое. Вот чего вы не учли, товарищ Малов.

- Может, и не учел, - упрямо возразил Малов, - только я его на работе видел. И трудно мне поверить, что он враг партии.

- Не такие люди становились врагами партии, - сказал Столпер. - Послушаем Панкратова…

Саша встал. Его исключат, это ясно. Все, что здесь говорилось, нелепо, но чем дальше катится дело, тем больше обрастает обвинениями, и он никак не может выбраться из этого рокового круга. Он не сумеет их переубедить. Нелепые эпиграммы, инцидент с Азизяном, Криворучко - вот факты. Действует неумолимая сила. И все-таки надо защищаться.

- Что касается Криворучко, - сказал Саша, - то на бюро я рассказал про случай с лопатами.

- Какие лопаты? - перебил его Столпер.

- Лопаты на стройке, кладовщика не было…

- Не крутите вола! - рассвирепел Столпер. - Отвечайте: почему вы защищали Криворучко?

- Я его не защищал. Я сказал только, что действительно стройматериалов не было.

- Значит, не только лопат, а и материалов не было, - усмехнулся Столпер, - так бы и говорили. Хорошо, продолжайте, - добавил он устало, подчеркивая этим, что задавать Саше вопросы бесполезно - выкручивается.

- Я не был знаком с Криворучко, никогда с ним в жизни не разговаривал.

Столпер покачал головой, причмокнул губами, но ничего не сказал.

- Что касается преподавателя по учету, то он вел курс халтурно.

- Марксизм - халтура? - Столпер в упор смотрел на Сашу.

- Нет, но…

- Все, Панкратов, хватит! - Столпер встал, одернул гимнастерку, она сидела на нем неуклюже, как сидит военная форма на узкогрудом и узкоплечем штатском человеке. - Мы вас выслушали. Вы не желаете разоружиться перед партией, вы и здесь пытаетесь нас обмануть. Вы свободны, идите!

«Дети Арбат»