«Дети Арбата»

- Привет сентиментальному бегемотику! - вставил Юра.

Макс исподлобья посмотрел на него.

- Отречемся и отряхнем?

- Я поддерживаю тост Макса, - вмешался Вадим, - не следует забывать о родных пенатах, об альма матер, о дорогих пепелищах.

- За школу, единую, трудовую! - иронически возгласил Юра.

Сопли! Слюни! Но хрен с ними! Хотят выпить за школу, он выпьет за школу, ему все равно за что пить.

- Юра, не делай нам одолжения, - заметила Нина. Ей не нравилось его ухаживание за Викой, она терпеть ее не могла, никто не звал ее сюда, возмущало, что Шарок обижает Лену.

Вадим обошел опасный риф.

- За Юрия Шарока, будущего генерального прокурора!

- Когда посадят - выручай, - добродушно добавил Макс.

- А теперь, - Вадим салфеткой вытер губы, - за хозяйку дома, за нашу Нину, сердце, душу и мозг нашей компании!

- Ниночка! Нинок!

- Тогда уж за обеих хозяек, - Саша обернулся к Варе.

Тоненькая, изящная, самая юная среди них, она молчала, опасаясь сказать что-то не так, Серафим делал робкие попытки с ней заговорить. Сашу забавляло его смущение, он сам обратился к ней, пытаясь втянуть в разговор и Серафима. Варя ответила охотно, обернулась к Саше, он близко увидел ее малайские глаза, нежное лицо.

Загремели стулья, отодвинули стол, все пошли танцевать. «Ах, эти черные глаза меня пленили, их позабыть не в силах я», - неслось из патефона. Юра танцевал с Викой, Вадим с Леной, Варя с Серафимом. Потом к ним присоединились Макс и Нина.

Когда меняли пластинку, Саша сказал:

- Братцы, дайте и мне потанцевать.

Он пошел с Варей, чувствуя ее гибкую фигурку, ее легкий шаг, ее радость. И он понял: все, что раздражало Нину - пудра, духи, подворотня, мальчики, - чепуха, не более как жадное любопытство маленькой женщины, входящей в жизнь, в прекрасный мир, молодой, светлый, от которого его теперь отрывают с кровью.

Ссора произошла неожиданно. Юра и Вика вышли в коридор, это и взорвало Нину.

- Ведь я просила не шуметь. У меня со-се-ди! - с красным от гнева лицом говорила она. - Нет! Обязательно надо толкаться в коридоре, как будто здесь мало места.

«Дети Арбат»