«Дети Арбата»

11

Ребята вышли на улицу.

Руночкин скосил глаза.

- Надо отметить.

- Я - за, - радостно согласилась Надя.

- Мне нужно в другое место, - отказалась Роза.

- Пожалуй, и я поеду, - сказал грустный Ковалев.

- Привет Лозгачеву, - напутствовал его Руночкин.

У них оказалось несколько рублей, у Нади тоже.

- Заедем ко мне, умножим капитал, - предложил Саша.

Дома он обнял и поцеловал мать.

- Знакомься! Нас восстановили… Ура!

Софья Александровна заплакала.

- Здрасьте! - сказал Саша.

Она вытерла слезы, улыбнулась. И все равно сердце ее было полно тревоги.

- Нина звонила.

- Мы зайдем за ней.

Нины дома не оказалось. В коридоре Варя разговаривала по телефону.

Саша положил руку на рычаг.

- Собирайся!

- Куда? - она с любопытством оглядела хорошенькую Надю.

- Выпивать и закусывать.

Быстро смеркалось, зажглись фонари. Саша любил предвечерний, зимний, деятельный Арбат, его последнее оживление. Все в порядке, все на месте. Он идет по Арбату, как ходил всегда, все то кончилось.

На углу Афанасьевского им попался Вадим в оленьем полушубке и якутской шапке, с длинными, до пояса меховыми ушами.

- Покорителю Арктики! Давай с нами!

- Удачу обмывать? - сразу догадался Вадим.

- Именно.

- Поехали в «Канатик», чудное место, - поглядывая на Надю, предложил Вадим.

- Сюда должна прийти Нина.

По крутой лестнице они спустились в «Арбатский подвальчик», низкий, разделенный толстыми квадратными колоннами, и отыскали свободный столик в дальнем углу. Пахло кухней, пролитым пивом, трактирными запахами полуресторана, полупивной. Тускло светили неуклюжие бра, косо подвешенные на низких изгибах арок. На эстраде возвышался контрабас в чехле, лежал на стуле саксофон - музыканты уже пришли.

«Дети Арбат»