«Дети Арбата»

- Как делишки, Вадик?

Вадим перебирал книги на столике.

- Все по-прежнему. Не звонишь, не заходишь.

- Работы много.

Вадим взял со стола книгу, поднял, показал Юре.

- Читал?

- Что это?

- Воспоминания Панаева.

- Не помню… Если не ошибаюсь, мне попадались воспоминания Панаевой.

- Это его супруга. Формально. Фактически гражданская жена Некрасова. Ее воспоминания не лишены интереса. А это сам Панаев, - Вадим листал книгу, - тут есть любопытные строчки.

На соседней даче послышался приятный мужской голос:

- «Отчего я люблю тебя, светлая ночь…»

Вадим оторвался от книги, прислушался.

- Музыка Чайковского, слова Якова Полонского.

И снова начал перебирать страницы.

Вышла Лена в красном цыганском сарафане на бретельках, с обнаженными плечами и спиной.

Эффектная женщина, роскошная и большая. То, что надо Шароку.

Стесняясь своей наготы, Лена улыбнулась.

- Я надела купальник, чтобы там не переодеваться. Пошли?

- Сейчас, минуту! - Вадим наконец нашел, что искал. - Вот интересное место. Панаев цитирует Белинского. Белинский говорит: «Для нас нужен Петр Великий, новый гениальный деспот, который бы во имя человеческих принципов действовал с нами беспощадно и неумолимо. Мы должны пройти сквозь террор. Прежде нам нужна была палка Петра Великого, чтобы дать нам хотя бы подобие человеческое; теперь нам надо пройти сквозь террор, чтобы сделаться людьми в полном и благородном значении этого слова. Нашего брата, славянина, не скоро пробудишь к сознанию. Известное дело - покуда гром не грянет, мужик не перекрестится, нет, господа, что бы вы ни толковали, а мать святая гильотина хорошая вещь».

Вадим опустил книгу.

- А?… Каково?

Юра молчал, не знал, как реагировать на этот прямой намек. Слова поразительные, от Вадика можно кое-чему набраться, но так прямо…

Опять выручила Лена:

- Я читала это место. Это написано не Белинским, а Панаевым. Он приписывает эти слова Белинскому.

256

Система Orphus

«Дети Арбат»