«Дети Арбата»

- Антона Семеновича отзывает Москва, - продолжал Борис, - будет кормить послов и посланников. Котлеты «дэ-воляй», соус «провансаль». Знал я поваров в Москве. Конечно, с вашим масштабом не сравнить, но сохранились. В «Гранд-отеле!» Иван Кузьмич, знаете?

- Не помню что-то, - ответил Антон Семенович равнодушно: не может помнить каждого Ивана Кузьмича, а вот каждый Иван Кузьмич должен знать его, Антона Семеновича.

- Вполне приличный повар, - продолжал Борис, - конечно, когда есть из чего. Метр Альберт Карлович.

- Знаю, - коротко проговорил Антон Семенович.

- Квалифицированный, представительный, - Борис еще больше оживился оттого, что у них нашелся общий знакомый.

- На чем представляться-то, - брюзгливо заметил Антон Семенович, - первое, второе, третье…

- О чем и говорю, - подхватил Борис, - было бы из чего. И для кого. Когда бефстроганов - предел мечтаний…

- И бефстроганов надо уметь сделать, - Антон Семенович оглянулся на хозяйку, она озабоченно готовила ужин.

- Когда вы уезжаете? - спросил Борис.

- Как отпустят.

- У вас же освобождение на руках, вы говорите.

- При комендатуре работаю, тоже есть хотят, вот и тянут.

Хозяйка почистила рыбу, бросила на сковородку.

Кивнув на печь, Борис сказал:

- Представляю, как бы это у вас получилось.

Антон Семенович величественно промолчал.

- Вернемся в Москву, вы уж нас покормите, - засмеялся Борис.

Антон Семенович покосился на него, потом с настырной требовательностью пьяницы сказал:

- Если доставать, то сейчас.

Получив от Бориса деньги, тяжело поднялся и вышел.

- Алкоголик, - сказал Саша.

- Нет, - возразил Борис, - соскучился по людям.

Антон Семенович вернулся с бутылкой спирта.

- Самое что надо. В смысле сердца.

Пил он, почти не закусывая, и сразу опьянел. Шея побагровела, лицо стало злым, человек, норовящий выпить за твой счет и тебя же обругать. Борис этого не замечал и продолжал перечислять знакомых ему московских поваров и метрдотелей.

- За что вы здесь? - спросил Саша.

284

Система Orphus

«Дети Арбат»