«Дети Арбата»

- Нет, не логично, - ответил Саша.

- Да? - удивился Алферов. - А я-то считал себя сильным в логике. В чем же моя нелогичность, Панкратов?

- Когда я первый раз разобрал сепаратор, я тут же сказал, что надо его везти в МТС и нарезать новую резьбу.

- Кому вы сказали?

- Всем, кто там был.

- А кто там был?

- Женщины, колхозницы, человек двадцать.

Алферов весело смотрел на него.

- Панкратов, вы же умный, образованный человек! Вы им сказали, а они, по-вашему, что должны были делать?

- Доложить председателю колхоза.

- Панкратов! Это же неграмотные бабы, они таких слов слыхом не слыхали: резьба, гайка, валик. Они их не выговорят. Они ничего не посмеют сказать председателю, он им ответит: не лезьте не в свое дело. Да они и сами не хотят, чтобы увозили аппарат, увезут и не привезут, а так работает, и ладно. Председателю должны были сказать вы, а вы ему не сказали, и в результате аппарат вышел из строя. Ну, а как сейчас насчет логики?

- Не совсем.

- Да? Почему?

- Я на службе в колхозе не состою, за починку сепаратора денег не брал, просто хотел помочь людям. Вопрос в одном: сломал я аппарат или нет? И если я при первой же разборке публично, при всех заявил, что он неисправен, значит, я его не ломал. А то, что я это говорил, могут подтвердить все.

Алферов с улыбкой смотрел на него, потом неожиданно тихо, даже грустно спросил:

- И подтвердят?

- Почему же им не подтвердить? - ответил Саша не слишком уверенно, вдруг начиная понимать шаткость своей позиции.

- Ах, Панкратов, Панкратов, - так же тихо и грустно сказал Алферов, - какой же вы наивный человек. Вы где жили в Москве?

- На Арбате.

- Значит, мы с вами соседи, - задумчиво продолжал Алферов, где его московская квартира, не сказал. - Да, Панкратов, наивный вы человек. Представляете себе, вызывают на суд этих баб. Во-первых, сумеете ли вы назвать их имена и фамилии? Вряд ли. Во-вторых, все они смертельно боятся суда и всеми способами будут уклоняться от явки. Если все же удастся вытащить на суд двух-трех баб, то они будут долдонить одно: ничего не знаем, ничего не слыхали, ничего не видали. На одной чаше весов вы - ссыльный контрреволюционер, на другой - председатель колхоза, он сила, власть, хозяин их судьбы. За кого они будут свидетельствовать? Спуститесь с небес, Панкратов, и правильно оцените свое положение. Ни одного свидетеля у вас нет. А у председателя колхоза свидетели - вся деревня. И у прокурора есть все основания обвинить вас в преднамеренной порче сельскохозяйственной техники, то есть во вредительстве. Вы читаете, конечно, газеты?

303

Система Orphus

«Дети Арбат»