«Дети Арбата»

- Итак, Гитлер - пожизненный фюрер германского народа и рейхсканцлер империи.

- Глядишь, императором себя объявит, - засмеялся Киров.

- Этой глупости он не совершит, - заметил Жданов.

- Да, - согласился Сталин, - нет смысла: императоров было много, а пожизненный фюрер только он один. К тому же детей у него нет, династии не создаст… - Глаза его скользили по газетной полосе. - Вот Зиновьев опять статьей разразился, каждый день пишет. Какую газету не откроешь, обязательно попадешь на Зиновьева, на Каменева, на Радека. Пишут, пишут, пишут…

- Делать нечего, потому и пишут, - сказал Жданов.

- Но вот что интересно, - продолжал Сталин, - в каждой статье восхваления товарищу Сталину - и такой он, и сякой, и великий, и гениальный, и мудрый, чуть ли не выше Маркса, Энгельса, Ленина. Зачем восхваляют? Разве может Зиновьев искренне восхвалять товарища Сталина? Не может! Он ненавидит товарища Сталина. Значит, врет, пишет не то, что думает. Зачем врет? Ведь хорошо понимает, что никто, в том числе и товарищ Сталин, ему не верит. Боится? Кого боится, ведь его никто не трогает.

- Хочет доказать, что разоружился, ни на что не претендует, - сказал Киров.

- Допустим, - согласился Сталин, - сомнительно, но допустим. Однако он унижается. А собственного унижения никто и никогда не забывает. Все можно забыть: оскорбления, обиды, несправедливости, но унижения не забывает ни один человек, это в человеческой натуре. Звери преследуют друг друга, дерутся, убивают, поедают, но не унижают. Только люди унижают друг друга. И ни один человек своего унижения не забудет и тому, перед кем унижался, никогда не простит. Наоборот, всегда будет его ненавидеть. И чем больше Зиновьев восхваляет Сталина, чем больше унижается перед ним, тем больше будет ненавидеть товарища Сталина. Радек тоже распинается, тоже восхваляет, но Радек болтун, несерьезный человек, вчера восхвалял Троцкого, сегодня Сталина, завтра если понадобится, будет восхвалять Гитлера. Такому дай бутерброд с горчицей - слопает, оближется, еще спасибо скажет. Но Зиновьев и Каменев - нет, другие амбиции, всю жизнь в вожди метили и сейчас метят. Тем более их полку прибыло, прибавились Бухарин и Рыков с компанией.

Киров пожал плечами.

- Зиновьев и Бухарин - какая связь?

- Сергей Миронович, - мягко проговорил Жданов, - а ведь Бухарин бегал к Каменеву с заднего двора, искал с ним союза.

Жданов нравился Кирову, и все же есть вопросы, которые члены Политбюро обсуждают только между собой. Жданов не член Политбюро. Разговор Сталин затеял при Жданове нарочно, чтобы показать, что не видит разницы между Кировым и Ждановым.

- Видите ли, товарищ Жданов, - сухо возразил Киров, - это было восемь лет назад, когда руководство партии еще не стабилизировалось, когда Зиновьев и Каменев претендовали на власть. Сейчас они хорошо понимают, что шансов у них больше нет, примирились со своим положением, со своим поражением хотя бы потому, что много лет каялись, скомпрометированы и ни на что, я думаю, уже не рассчитывают.

372

Система Orphus

«Дети Арбат»