«Дети Арбата»

- Больше двадцати рублей она не может платить.

- Хватит Лариске и пятнадцать, - махнул Федя рукой, - тем более шить ей будет. Может, и Маруське чего сошьет.

- А согласится Лариска?

- Скажу, согласится.

Дело сладилось. Саша перенес чемоданы Лидии Григорьевны к Лариске, осмотрел швейную машинку, смазал. Машина была старая, но хорошей марки, «Зингер».

- Желаю вам удачи, - сказал Саша, - что надо, зовите…

Его интересовали подробности побега Соловейчика. Но Лидия Григорьевна ничего не рассказывала и расспрашивать Саша счел неудобным.

Узнав, что Саша поместил Лидию Григорьевну у Лариски, Всеволод Сергеевич со своей обычной улыбкой сказал:

- Альянс блудницы со старой девой. Но она с мальчиком и деваться ей некуда. Кстати, вы знаете, кто этот Тарасик?

- Говорит, внук, но непохоже.

- Он сын умерших тут спецпереселенцев, или, официально, кулаков.

Саша удивился.

- Взять здесь на воспитание ребенка? Мужественный поступок.

Всеволод Сергеевич качнул головой.

- Или попытка обрести цель в жизни, ухватиться хоть за что-то.

- Чем бы ни был продиктован ее поступок, - сказал Саша, - он благороден и человечен. В меня лично он вселяет надежду: даже в этих диких условиях утверждаются высшие человеческие ценности. Сострадание - одно из них.

- Я думаю о метаморфозах нашей действительности, - сказал, в свою очередь, Всеволод Сергеевич, - не исключено, что в свое время Лидия Григорьевна раскулачила родителей Тарасика и выселила их в Сибирь. А теперь сама в Сибири и воспитывает их сына, терпит из-за этого муки и лишения. Не подкрепляет ли этот факт тезис об искуплении?

- Я плохо знаю христианское вероучение, - ответил Саша, - но Лидией Григорьевной, думаю, двигало то, что выше всех религий и идей - способность жертвовать собой ради других. И то, что это проявляется даже здесь, все это, повторяю, вселяет надежду: человеческое в человеке не убито и никогда не будет убито.

Предлагая Лидии Григорьевне деньги, Саша располагал всего тридцатью рублями. Несколько рублей оставит на папиросы и керосин, перебьется, зато выручит Лидию Григорьевну. А со своими хозяевами рассчитается в конце ноября, в крайнем случае, в декабре, когда начнут доставлять почту по санному пути.

Как он и предполагал, почта пришла в начале декабря. И, как ожидал Саша, почта большая: деньги, посылка с зимними вещами, надписанная четким Вариным чертежным почерком, много писем от мамы, много газет. На штемпелях значился август, сентябрь, кое-где ноябрь - посланное до распутицы перемешалось с посланным после нее, значит, много почты еще впереди, в дороге.

441

Система Orphus

«Дети Арбат»