«Кортик»

Анатолий Рыбаков «Кортик» иллюстрация

Прохладный вечер опускался на землю. Обрывки девичьих песен доносились издалека. Где-то на огородах неутомимо лаяли собаки.

Дымя махоркой, Полевой рассказывал о дальних плаваниях и матросских бунтах, о крейсерах и подводных лодках, об Иване Поддубном и других знаменитых борцах в черных, красных и зеленых масках - силачах, поднимавших трех лошадей с повозками, по десять человек в каждой.

Миша молчал, пораженный. Черные ряды деревянных домиков робко мигали красноватыми огоньками и трусливо прижимались к молчаливой улице.

И еще Полевой рассказывал о линкоре «Императрица Мария», на котором он плавал во время мировой войны.

Это был огромный корабль, самый мощный броненосец Черноморского флота. Спущенный на воду в июне пятнадцатого года, он в октябре шестнадцатого взорвался на севастопольском рейде, в полумиле от берега.

- Темная история, - говорил Полевой. - Не на мине взорвался и не от торпеды, а сам по себе. Первым грохнул пороховой погреб первой башни, а там тысячи три пудов пороха было. Ну, и пошло… Через час корабль уже был под водой. Из всей команды меньше половины спаслось, да и те погоревшие и искалеченные.

- Кто же его взорвал? - спрашивал Миша.

Полевой говорил, пожимая широкими плечами:

- Разбирались в этом деле много, да все без толку, а тут революция… С царских адмиралов спросить нужно.

- Сергей Иваныч, - неожиданно спросил Миша, - а кто главней: царь или король?

Полевой сплюнул коричневую махорочную слюну:

- Гм!.. Один другого стоит.

- А в других странах есть еще цари?

- Есть кой-где.

12