«Кортик»

- Мама, - спросил Миша, - кино у нас в доме работает?

- Работает.

- Какая картина идет?

- Не помню. Лежи спокойно.

- Я лежу спокойно. Звонок у нас починили?

- Нет. Приедешь - починишь.

- Конечно, починю. Ты кого из ребят видела? Славку видела?

- Видела.

- А Шурку Большого?

- Видела, видела… Молчи, я тебе говорю!

Эх, жалко, что он поедет в Москву без бинтов! Вот бы ребята позавидовали! А если не снимать бинтов? Так забинтованному и ехать. Вот красота! И умываться бы не пришлось…

Мама сидела у окна и что-то шила.

- Мама, - спросил Миша, - сколько я буду еще лежать?

- Пока не выздоровеешь.

- Я себя чувствую совсем хорошо. Выпусти меня на улицу.

- Вот еще новости! Лежи и не разговаривай.

«Жалко ей, - мрачно думал Миша. - Лежи тут! Вот возьму и убегу». Он представлял себе, как мама войдет в комнату, а его уже нет. Она будет плакать, убиваться, но ничто не поможет, и она никогда уже его не увидит.

Миша искоса поглядел на мать. Она все шила, опустив голову, изредка откусывая нитку.

Тяжело ей придется без него! Она останется совсем одна. Придет со службы домой, а дома никого нет. В комнате пусто, темно. Весь вечер она будет сидеть и думать о Мише. Жалко ее все-таки…

26