«Кортик»

- А если отец поведет поезд?

- Вылезешь в Бахмаче, когда паровоз сменят.

- Что я в Москве буду делать?

- Что хочешь! Хочешь - учись, хочешь - поступай на завод токарем.

- Как это - токарем? Я ведь не умею.

- Токарем не умеешь? Ерунда, научишься… Подумай. Я тебе серьезно говорю.

- Про разведчиков ты тоже серьезно говорил, а мне за мясо так попало, что я до сих пор помню.

- Разве я виноват, что Никитский напал на Ревск? А то обязательно пошли бы в разведку. Мы, как в Москву приедем, запишемся в добровольцы и поедем на фронт белых бить. Поедешь?

- Куда? - насторожился Генка.

- Сначала в Москву, а потом на фронт - белых бить.

- Если белых бить, то, пожалуй, можно, - уклончиво ответил Генка.

Генка ушел. Миша лежал один и думал о Полевом. Почему он не приходит? Что особенного в этом кортике? Для чего-то на рукоятке бронзовая змейка, на клинке значки: волк, скорпион и лилия. Что это все значит?

Его размышления прервал дядя Сеня. Он вошел в комнату, снял пенсне. Глазки у него без пенсне маленькие, красные, как бы испуганные. Потом он водрузил пенсне на нос и спросил:

- Как ты себя чувствуешь, Михаил?

- Хорошо. Я уже вставать могу.

- Нет, нет, ты, пожалуйста, лежи, - забеспокоился дядя Сеня, когда Миша попытался подняться, - пожалуйста, лежи! - Он неловко постоял, затем прошелся по комнате, снова остановился. - Михаил, я хочу с тобой поговорить, - сказал он.

30